Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Сергей бакс моршанск

Е.

Перешлет ваше заявление в полицию, чтобы они сами решили, как им в этом случае поступить. Так, что смысла обжаловать в прокуратуру действия, бездействия сотрудников полиции, нет. 04. 05 17 года пришло постановление от 27.

04. 17 года. По поводу моего обращения в полицию 23. 11.

17 года с целью получения доступа в сараи, расположенные в п. Пригородном, около моего здания. Из постановления: Из объяснения Сядчихина М. В.

Видно, …и оформляет документы на право собственности сараями, которые на момент проведения проверки находятся в суде г. Тамбова. На дворе месяц май 2017 года, а заявление я написала в ноябре 2016 года, т. Е.

Около полугода назад, а Сядчихин М. В. Все еще оформлял документы на право собственности сараями. Из постановления: В ходе проведенной проверки по данному факту было установлено, что гр.

Лазарева Е. С.

, во вторник, в первой половине дня, я позвонила в полицию.

Вниманиеattention
Сотрудники полиции подробно меня опросили, но записали только очень малую информацию из сказанного мной. Из всего написанного сотрудниками полиции легко можно было сделать вывод, что никакой кражи не было.

Важноimportant
Например, один из сотрудников в объяснительной написал такие слова (не дословно): «я была не уверена».

Я спросила: «В чем я была не уверена? » Так же написали, что никаких следов нет. Я попросила подписать, что видимых следов нет, имея ввиду видимые следы взлома дверного замка.

Но ведь есть и другие следы, отпечатки пальцев, например и прочее.

Никакие следы они и не искали. Сказали, что времени прошло много с момента кражи и все следы могли исчезнуть.

Могли — не могли… Странный способ расследования преступлений.

По предварительным оценкам следствия, предприятие не заплатило налогов на сумму свыше 180 миллионов рублей. Однако в Федеральной налоговой службе утверждают, что ущерб, причиненный государству в десять раз больше.

Инфоinfo
Инспекторы подозревают гендиректора фабрики в миллиардном мошенничестве.

По оперативным данным ФСБ, фабрика выпускала и продавала по 30–40 миллионов пачек сигарет в год, а в налоговых декларациях отчитывались лишь за два миллиона упаковок. Директор по развитию табачной фабрики при этом утверждает, что производили много, но большую часть сигарет уничтожали из-за низкого качества.

Однако моршанского табачного короля выдали его скромные доходы и миллиардные расходы.


Согласно декларации его годовой доход не превышает 500 тысяч рублей. При этом оперативники установили, что только автомобилей у Метальниковых — на 50 миллионов рублей.

В то время я, конечно, не догадывалась, что не забор ему нужен, ему необходимо было знать границы моего участка.

Владимир несколько раз спросил меня, где проходят границы моего участка. В то время я и сама толком не знала, где они проходят, т.


К. Межевание участка у меня в условной системе координат.

Я недоумевала, зачем ему нужно было знать границы участка? Но он производил впечатление платежеспособного человека, и я подумала, что если с ним у меня возникнут какие-то проблемы, я всегда смогу расторгнуть договор аренды. Я не догадывалась, да и не могла догадываться, какие проблемы меня могли ожидать.
Владимир сказал, что он проживает в Москве и из Москвы привезет договор аренды.

Меня это удивило. Я сама составила договор аренды и при встрече передала ему для ознакомления. Правда, сам он удивил меня еще больше, или лучше сказать, шокировал.

Я удивлялась и спрашивала, что же не так записано? «Такое написано…», — снова повторяла она и как-то презрительно гримасничала.

И так несколько раз. Наконец, я ей сказала: « Что вы такое там написали, дайте мне чистый лист бумаги, я сама напишу, а то и, правда, будут смеяться».

Сотрудница сразу как-то сконфузилась, дала мне бумагу и не проронила больше ни слова. Затем я пошла домой.

Через некоторое время за мной заехали полицейские: эта женщина, участковый Павлов и еще один полицейский, и мы поехали в пос.

Пригородный, осматривать мое здание. Павлов расшаркивался перед Сядчихиным М., шутил.

Женщина — полицейский тоже по-прежнему пыталась высмеять меня, говорила, что панели сильно покорябанны (в одной из комнат панели остались), что она не стала бы из этих панелей ничего делать, т. Е. Пыталась меня всячески устыдить.

2016г, в воскресенье, около 2-х часов ночи, я проснулась от того, что кто-то открыл дверь в комнату, где я спала. Посмотрев в сторону двери, я увидела в дверном проеме женщину. Она была одета в узкие брюки и приталенную куртку. Волосы волнистые, длинные, черного цвета.

Лица видно не было.
Телосложение достаточно крупное. Это была дверь, ведущая из прихожей в зал. В прихожей было тусклое освещение, исходящее от лампочки холодильника.

Я спросила: «Кто это? » Женщина продолжала стоять. Я спросила то же второй раз. Она также продолжала стоять и смотреть в мою сторону.

Тогда я начала вставать с постели. Женщина отошла на середину комнаты и продолжала стоять и смотреть в мою сторону. Затем, видя, что я приближаюсь, она быстрыми шагами вышла из прихожей.

В тот год ультимативных заявлений арендаторам Рогожин С.

И Шкитин И., сделали много. И не только заявлений. Они перегородили блоками дорогу, пролегающую около их строений.

И только после того, как отец Сядчихина М.
Выяснил, что третий компаньон, Андрей (фамилию не знаю) — его старый приятель, конфликт был улажен. Обо всем этом мне регулярно жаловался Сядчихин М. Т.

К., если существует такое заявление, то оно было напечатано полицейскими и подпись моя подделана.
Мое заявление было написано не от руки, а напечатано с помощью одного из сотрудников. Т.

Об. Все остальное содержание постановления комментировать нет никакого смысла. Затем пришло постановление от 20.

В процессе якобы расследования, сотрудники полиции старались сделать все от них зависящее, чтобы преподнести это преступление, как мой вымысел.

Кража произошла в конце марта 2017 года. Однажды в апреле 2017 года я снова заметила в соборе Илюшину.

Она шла прямо на меня. Это было в конце службы, после того, как пропели «Отче наш».

Не знаю почему, но люди почти все сразу в это время начинают перемещаться и разговаривать, хотя служба еще не закончена. Илюшина шла и смотрела прямо на меня. Она вовсе не была приятно удивлена встрече со своей бывшей пациенткой.

Будучи беременной, я у нее наблюдалась.

Однажды, это было давно, я повстречалась с Илюшиной около Красной аптеки. Она шла мне навстречу и даже не посмотрела на меня.

Я назвала несколько условий, остальные необходимо уточнить в договоре, но Кириллов сказал, что, согласно договору, нет никаких оснований арендаторам освобождать здание. Мне снова пришлось возразить. На что Кириллов снова попросил меня сказать, какие условия арендаторы нарушили.

И так по кругу несколько раз.
При этом Кириллов не задал ни одного вопроса арендаторам. Кириллов внушал мне написать заявление на кражу. Повторял это много раз.

Было не понятно, зачем это ему надо, учитывая, что он сразу показал себя сторонником арендаторов. Когда я сказала, что арендаторы своими действиями нанесли мне ущерб и должны его возместить, Кириллов спросил арендаторов: «Вы нанесли какой-то ущерб»? Арендаторы дружно ответили: «Нет». Кириллов, обращаясь ко мне, сказал: «Вот видите, они не нанесли вам никакого ущерба».

В итоге я пригрозила Кириллову, что пожалуюсь его начальнику.

На каком основании он собрался искать мои книги, если уголовное дело не заведено и прошло почти пять месяцев после кражи и более месяца после того, как я получила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и постановление это не обжаловала? Очевидно – это была очередная инсценировка.

Искать книги, которые сами же и украли, они не собирались. Они боялись, что я буду обжаловать это постановление и решили оказать на меня психологическое давление. Упор делался на мое беспокойство за ребенка. Именно для этого были приведены понятые, и еще один сотрудник полиции.

Думаю, задача заключалась в том, чтобы я постаралась оградить своего сына от встреч с ними и т. Об. Не решилась обжаловать постановление. Особенно, если учесть, что понятые были не вполне адекватны.

Время было выбрано в отсутствие ребенка, чтобы не было лишних свидетелей, того что они вообще приходили.

Допускаю, что для проверки вышестоящими органами они перепечатали мое заявление по своему усмотрению. Сделать это было не сложно, т. К мое заявление было напечатано и отправлено по почте.

28.

11. 2016 г.

Мне пришло письмо: «о направлении ответа» от 24. 11 2016 г.

Из отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД РФ по Тамбовской области. Из письма: Сообщаю, что в ходе проведенных сотрудниками МОМВД России «Моршанский» проверок было установлено, что между Вами, Сядчихиным М.

В. И Мирошниченко И.

С. Имеют место гражданские правоотношения, вытекающие из договорных обязательств,. Т. Е.

Снятые со стены моего здания и присвоенные Сядчихиным М.

Стеновые панели; сделанный Сядчихиным М.

Да и какое отношение это имеет к краже книг? Из постановления: …Лазарева отказалась от дачи каких-либо дополнительных объяснений. Все, что необходимо я Алешину рассказала.

Но в виду его преступного поведения я отказалась от повторной дачи объяснений, т. К. Поняла, что расследование преступления не является целью Алешина. Кроме того, я отказалась повторно давать показания Алешину, но не отказывалась от дачи показаний вообще.

Приблизительно в это время произошла кража вещей на крупную сумму в одном из помещений, принадлежащих мужу моей мамы.
И так же пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем полицейские очень советовали никуда не обращаться с обжалованием постановления, т. К.

, сказали, это все бесполезно. Нисколько не сомневаюсь, что это они же и совершили эту кражу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *